Как попасть под нож. Пациенту с онкологией стало проще получить помощь

С 1 января 2022 года вступил в силу новый порядок оказания онкологической помощи, который существенно изменил правила лечения онкопациентов.

Ещё на стадии обсуждения порядок вызвал жаркие споры и несколько раз отправлялся на доработку.

Где теперь будут лечиться пациенты с раком? Рассказывает один из разработчиков нового порядка, заместитель директора НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина Тигран Геворкян.

Лидия Юдина, АиФ.ru: Тигран Гагикович, представители ряда общественных организаций считают, что главная цель нового порядка — заставить пациентов лечиться по месту жительства.

Тигран Геворкян: Новый порядок не ограничивает право пациента на выбор медицинской организации (эта возможность закреплена в федеральном законе), а защищает его права и даёт возможность в максимально короткий срок получить необходимую медицинскую помощь независимо от места проживания.

С января 2022 года онколог в поликлинике, в которой наблюдается пациент, должен направить его в организацию, в которой он будет лечиться (для этого существует региональный приказ по маршрутизации, в котором прописано, где пациенту с конкретным заболеванием может быть предложена медицинская помощь). Если медорганизация пациенту подходит, он получает там лечение, если нет — выбирает другую клинику, которая имеет лицензию на оказание данного вида помощи.

Если в регионе такой возможности нет, человек направляется туда, где она существует (в том числе в федеральные центры).

Ещё одна задача нового порядка — исключить ситуацию с неверно назначенным лечением. Тактику лечения врач должен определять не единолично, а в рамках врачебного консилиума, состоящего из хирурга, химиотерапевта, радиотерапевта, рентгенолога и патологоанатома. В новом приказе уточнены требования к этому консилиуму.

Командный подход

— Но это требование существенно ограничивает число клиник, в которых могут лечить онкопациентов. Такой набор врачей есть далеко не в каждом медучреждении.

— В новом порядке отдельно оговаривается, что консилиум может быть проведён с использованием телемедицинских технологий. Если в клинике нет нужного специалиста, она может заключить договор с медорганизацией, в которой есть отделения радиотерапии, хирургических методов лечения и отделение противоопухолевой лекарственной терапии. Да, это создает определённые сложности, но помогает обезопасить пациента от предвзятой тактики лечения. Зарубежные исследования показывают: если в медицинской организации нет такой мультидисциплинарной команды, результаты пятилетней выживаемости пациента (важнейший показатель в онкологии) снижаются на 10–15%.

— Многих пациентов беспокоит, что онкологи в поликлиниках со временем должны исчезнуть.

— Онкокабинеты в поликлиниках продолжат работу до тех пор, пока их функцию полностью не возьмут на себя центры амбулаторной онкологической помощи (ЦАОПы), которые также создаются прежде всего для удобства пациентов. В тех местах, где таких центров ещё нет (сегодня в стране работает 405 ЦАОПов), пациенту на приём к онкологу приходится идти в одно учреждение, на компьютерную томографию ехать в другое, на гастроскопию или бронхоскопию — в третье и четвёртое и т. д. А любой ЦАОП уже содержит минимальный пакет диагностических опций, которого в большинстве случаев хватает для постановки диагноза, в идеале же пациент должен пройти в центре 75–80% диагностических манипуляций.

Читать также:  Преимущества индивидуальных ортопедических стелек

Далее пациент в том же ЦАОПе сможет проконсультироваться с региональным диспансером и получить рекомендации по лечению. Там же он сможет получить противоопухолевое лечение в условиях дневного стационара.

Мы не строим иллюзий, что построенные и введённые в эксплуатацию ЦАОПы сразу начнут на 100% выполнять поставленные задачи. Федеральный проект рассчитан до конца 2024 г., когда должны открыться более 500 ЦАОПов.

— Определённые ограничения появились и для хирургического лечения. Его теперь тоже можно получить не везде.

— Онкологический пациент, как правило, оперируется один раз в жизни. Важно, чтобы операция была проведена качественно и на хорошем уровне. Сделать такую помощь доступной в каждом населённом пункте невозможно — сегодня в региональных учреждениях нередко один и тот же врач оперирует и рак толстой кишки, и рак молочной железы, и рак простаты. Так быть не должно. Требования к онкохирургии ушли далеко вперёд. Чтобы хирургу-онкологу получить необходимые навыки, ему нужно выполнять в месяц 20–30 однотипных операций, а такое возможно только в специализированных отделениях, через которые проходит много пациентов. Поэтому хирургические отделения в медицинских учреждениях, где оказывается онкологическая помощь, теперь организованы по нозологическому принципу (отделения опухолей молочной железы, онкогинекологии, торакальной онкологи и т. д.).

Борьба за пациента

— Пациенты из регионов жалуются, что им приходится ожидать очереди на госпитализацию…

— Думаю, речь идёт не об ожидании высокотехнологичной помощи, а об ожидании результатов диагностики.

Нужно понимать, что онкологическое заболевание — это не экстренная ситуация (в тех исключительных случаях, когда требуется экстренная помощь, она оказывается незамедлительно). Процесс диагностики может занимать от 1 до 2–3 недель. Это связано даже не с человеческим фактором, а с особенностями исследований (молекулярно-генетического, иммуногистохимического и т. д.).

Но уже обследованный больной, которому выдано направление на госпитализацию, обычно попадает в клинику практически незамедлительно. В связи с внедрением современных методов, эндоскопических технологий, например, которые не требуют длительного послеоперационного пребывания, в некоторых регионах даже образовался избыток онкологических коек и клиник. Желающих лечить сегодня больше, чем пациентов, которым требуется специализированное лечение. 

— Как теперь пациент может попасть на лечение в федеральный центр?

— Федеральные центры, в частности НМИЦ (национальные медицинские исследовательские центры), — это учреждения третьего уровня, в которые, как правило, направляются самые тяжёлые пациенты или больные с редкими заболеваниями, которых невозможно лечить на местах из-за отсутствия у региональных врачей необходимого опыта. Есть больные, которые направляются в федеральные центры из-за отсутствия нужной технологии или специалиста в регионе.

Другой важной задачей национальных медицинских исследовательских центров (их всего четыре на всю страну) является организационно-методическая работа, то есть аналитика и методическое сопровождение региональных медучреждений онкологического профиля.

На базе НМИЦ создано 18 референсных центров, задача которых — обеспечить «второе мнение». В них из регионов направляются на морфологические и лучевые исследования, а лучшие специалисты проводят их пересмотр и дают свою экспертную оценку.